Доступность ссылок

Досье Солженицына стало зловещим магнитом для Жакиянова


Перемещение политического узника Галымжана Жакиянова из тюрьмы Кушмурун Костанайской области в колонию-поселение Шидерты в Павлодарской области стало еще одним центром внимания общественной жизни Казахстана.

Власти выдали это событие за смягчение наказания бывшего госчиновника, приговоренного летом 2002 года к семи годам лишения свободы по обвинению в превышении служебных полномочий в бытность акимом Павлодарской области.

Интересно, что европейские информационные агентства так и не смогли точно объяснить смысл гулаговского термина "колония-поселение". Одно агентство сообщало, что Жакиянов переведен на "специальное поселение", другое изобретало термин "отдаленное поселение", третье просто проводило параллели со сталинскими ссылками.

Впрочем, так оно и получилось, именно в этой колонии Шидерты в свое время отбывал заключение известный советский политзаключенный Александр Солженицын. Когда Жакиянов, будучи акимом Павлодарской области открывал новую тюрьму, полицейские офицеры с гордостью демонстрировали ему архивное досье автора "Архипелага ГУЛАГа". Сторонники Жакиянова, впрочем, новые условия наказания Жакиянова так и восприняли гулаговскими.

Дорога из Кушмуруна в Шидерты для Галымжана Жакиянова не стала дорогой к свободе, считает его супруга Карлыгаш: «Мы не питаем иллюзий, что костанайский или павлодарский КУИС не имеют права голоса. Поэтому ясно, кто решает сегодня, в отсутствие президента Назарбаева все вопросы в отношении Галымжана. Есть определенный круг людей, которые не заинтересованы, чтобы он вышел на свободу», - заявила Карлыгаш в интервью оппозиционной газете «Республика».

Сам Жакиянов впервые за несколько лет смог обратиться к прессе напрямую: пресс-служба партии ДВК записала телефонный звонок Жакиянова. Вот как он описывает новое место своего заключения:

- Колония-поселение ограждена забором, мне запрещается выходить за ее территорию. Для проживания осужденных есть два барака. Всего здесь около 140 человек осужденных числится, но на данный момент в колонии находятся чуть более ста. Раньше половина из них имела работу в Павлодаре и в Экибастузе. Но, в связи, наверное, с моим, я только так расцениваю, с моим поселением сюда, в срочном порядке договора расторгнуты, и всех заключенных сгруппировали. И я ума не приложу, как власти смогут обеспечить их здесь работой, потому что, естественно, здесь никакой работы нет.

Побывавший в колонии-поселении депутат парламента Серикбай Алибаев в интервью радио "Азаттык" пояснил:

- Но это, как объяснили, пока временно. В ближайшее время, после срока карантина, якобы смогут нанять помещение, там уже, наверное, условия создадут. Непосредственно же там, где заключенные находятся, условий для работы нет, не созданы.

В своем телефонном послании Галымжан Жакиянов также заявил:

- Кроме того, в Павлодаре у многих была семья, где-то они проживали, где-то общались. А теперь получается, что их семьи должны ездить сюда, в Шидерты. Но не у всех есть такие финансовые возможности, естественно. И сейчас определенное недовольство среди осужденных зреет, есть. Заключенные недовольны, не понимают, почему так происходит.

Депутат Серикбай Алибаев подтвердил:

- С приходом туда Галымжана Жакиянова условия стали жестче. В принципе, если раньше на самом деле отпускали домой, это в соответствии с законом. Да, были случаи, опять-таки со слов, я не знакомился с документами, когда (некоторых полусвободных осужденных) забирали из дома и везли в колонию. Такие разговоры идут.

Руководитель Бюро по правам человека в Казахстане Евгений Жовтис считает такое положение дел нарушением закона:

- Обычно колония-поселение максимально используется в том смысле, чтобы заключить те самые договоры, о которых говорил Галымжан Жакиянов, договоры с предприятиями. Чтобы человек работал там, жил дома и просто получал зарплату через колонию-поселение, как сейчас это происходило с Сергеем Дувановым.

Государству более выгодно, чтобы человек не содержался за «казенный счет» в колонии-поселении, считает Жовтис. Государству выгодно, чтобы он мог найти работу и тем самым содержать себя самостоятельно. Однако в данной ситуации этого не происходит, подчеркнул правозащитник:

- Поэтому не утверждаю, но ставлю вопрос о политической мотивированности этого решения. Другого вывода мне представить трудно. Потому что с точки зрения элементарной логики, элементарного удобства для государства гораздо проще поселить человека там, где он живет, или живет его семья, чтобы он там проживал, если нет каких-то других оснований, что он будет что-то нарушать. В случае с Жакияновым проблем с наркотиками, алкоголизмом и прочим не было.

У депутата Серикбая Алибаева после посещения колонии тоже остались пессимистические впечатления. Вот что он заявил корреспонденту радио "Азаттык":

- От Кушмуруна отличается. Отличается тем, что меньше людей, больше территории, меньше помещений, больше воздуха. А так, в принципе, и КПП, и службы, и наблюдение постоянное. Свободного доступа нет, пришлось искать руководство – свободно даже депутат не попал. Такое впечатление, что Жакиянов не на свободе, а в заключении.

Евгений Жовтис перечислил права и обязанности заключенного колонии-поселения: осужденный имеет право содержаться без охраны, носить гражданскую одежду, иметь неограниченное количество свиданий и так далее. Однако, заметил он, многое зависит от руководства колонии и тех, кто находится над ним:

- Все зависит от воли властей. И здесь я сказал бы осторожно: конечно, разрешение или не разрешение – это либо из сферы коррупции, либо психологического давления. Если что-то не разрешается без того, чтобы человек что-то нарушил – то это сфера психологического давления. Для чего – это уже другой вопрос, это можно только додумывать.

И тем не менее, условия для общения все же стали более мягкими, считает депутат Серикбай Алибаев:

- Что отличается от колонии, когда мы раньше разговаривали с Жакияновым, всегда стояли три-четыре или пять-шесть сотрудников. На этот раз мы общались вдвоем. Не знаю, может, есть какая-то аппаратура, но нам никто не мешал разговаривать. Раньше не было условий. Теперь мы посидели, попили чай, там у них есть беседка.

Разговор, отметил депутат парламента, был длительным и откровенным:

- Говорили о многом – о выборной кампании, говорили о прошлых наших делах, о совместной работе, говорили о перспективе строительства государства, в конце концов, о демократизации.

Правозащитник Евгений Жовтис именно в этом видит причину переселения Жакиянова:

- Единственное предположение, которое можно сделать, что человека перевели в колонию, которая находится черт-те где, извините за непарламентское выражение, только для того, чтобы исключить его из некой публичной сферы, которая предполагается, если он будет жить дома. Понятно, что общественный деятель, лидер политической партии, тем более оппозиционной, будет заниматься общественной деятельностью, как только получит такую возможность. И, конечно, что в данном случае это нежелательно. И, конечно, его содержание в колонии-поселении в закрытом режиме для этого необходимо, чтобы ограничить. И, во-вторых, чем дальше, тем лучше.

Сам Жакиянов об этом в своем телефонном послании резюмировал:

- Я очень надеюсь, что наше государство когда-нибудь выйдет из нынешнего режимного состояния.

Вот таков разнобразный спектр мнений о новом повороте дела Галымжана Жакиянова. Напомню, 16 августа политического узника Галымжана Жакиянова перевели на колонию-поселение Шидерты в Павлодарской области. Кстати, в этот же понедельник вышел на свободу, на свободу в юридическом значении этого слова другой политзаключенный Сергей Дуванов. Условно-досрочно. Он был осужден 29 января 2003 года к трем с половиной годам тюрьмы за предполагаемое изнасилование несовершенолетней девушки.

Жетысуский районный суд города Алматы руководствовался установленным законом сроками смягчения наказания, еще ранее Дуванов был переведен на так называемую "колонию-поселение" из тюрьмы Заречное Алматинской области.

Независимый журналист и аналитик казахстансой прессы Андрей Свиридов по этому поводу отмечает следующее совпадение: председателем Жетысуского районного суда Алматы является никто иной как судья Шошикбаев, который в бытность председателем Карасайского районного суда Алматинской области выносил Дуванову обвинительный приговор.
XS
SM
MD
LG